В Томске выстрелила история с мигрантами

Сегодняшняя история началась с двух незатейливых видео, одно из которых снял восемь утра очевидец на месте событий, а второе – старший бухгалтер ДОСААФа, окна которого располагаются напротив миграционного центра на Иркутском тракте 15. Авторы предоставили материалы для распространения в социальных сетях и в СМИ. Через час видео появилось в группе «Регион-70 Томск», и одновременно на место прибыли журналисты ведущих томских изданий.

Видео: Огромная очередь образовалась возле миграционного центре в Томске, на месте работает ОМОН

Выяснилось, что 9 января в Томске начал работать единый миграционный центр на Иркутском тракте. На сайте регионального МВД появилось сообщение о том, что: а) осуществляется прием заявлений о выдаче разрешений на временное проживание иностранным гражданам и лицам без гражданства по квоте; б) прием документов проводится по предварительной записи; в) по распоряжению правительства от 22 ноября 2017 года № 2581-р на Томскую область выделено 1000 квот.

К открытию центра перед зданием миграционного центра скопилась толпа иностранцев (в основном мигрантов из стран ближнего зарубежья) по разным данным численностью от 500 до 2000 тысяч человек. Как пояснили участники событий на месте – пришло примерно вдвое больше иностранцев, чем выделено квот. Поэтому «записная» очередь, которую формировали с 2 января, оказалась бесполезной – возникла толкучка и беспорядки, которые пришлось гасить силами ОМОНа с использованием электрошокеров и дубинок. Сотрудники полиции отгоняли от входа в миграционный центр всех, кто хотел попасть туда без очереди, передали ВЕСТИ-ТОМСК.

Почему эта история важна для Томска?

Во-первых, был ли случайным «сбой», который привел к образованию такого числа мигрантов.

Единый миграционный центр открылся в Томске

По сообщениям в соцсетях, произошло следующее: а) до марта 2015 года обслуживание мигрантов осуществлялось по районам, поэтому такой давки не было; б) электронную очередь, которая подавалась, как преимущество единого центра была отменена на 09 января 2018 из-за большого числа людей.

При этом квота на выдачу РВП закончилась уже к 11:30, то есть через два с половиной часа работы центра. За это время разрешение смогли получить 300 иностранцев. Во всей этой истории элементарно не сходятся цифры: если на Томскую область положено 1000 квот, то почему РВП выдали только 300? И потом, сайт МВД официально сообщил, что работа центра будет продолжаться и после обеда, с 14:00 до 18:00.

Правильным ли будет вывод о том, что часть мигрантов присутствовала в толпе искусственно, т.е. не собиралась получать никаких разрешений? Ведь на это косвенно указывают и данные о численности толпы / число полученных разрешений и те процедуры, которые были применены во время обслуживания, например, отмена электронной очереди. Если так, то кому потребовалось обострять этот конфликт?

Во-вторых, несмотря на остроту инцидента, а он вызвал серьезное волнение в общественной среде, за весь день не поступило ни одного официального комментария. Такое молчание официальных лиц можно трактовать по-разному: никто не распознает опасности инцидента и в целом считается, что все в порядке; либо никто не сориентировался в происходящей неразберихе, чтобы сказать что-то внятное о происходящем; либо есть табу на официальные комментарии по теме, что возвращает нас к вопросу, заданному выше – не является ли «сбой» заранее запрограммированным?

В-третьих, социальный, культурный и мировоззренческий аспекты. Уверен, многие обратили на массу реплик вроде «зачем в Томске нужны эти узбеки, которые лишают русских работы и занижают зарплаты» или «сами виноваты, развалили СССР, поэтому теперь пожинайте плоды». Таких комментариев большинство и они понятным образом показывают настроения общественности. Однако на реплики с примитивными формулировками невозможно отвечать столь же примитивно, потому что каждый останется при своем, а на завтра тема окажется забытой.

Однако простота таких реплик не означает, что их не нужно слышать совсем. Мне понравились два комментария, которые обозначают проблему с оборотных сторон – организационной и содержательной.

Константин Волченко: «Вам не хватает интеллекта понять, что в таких очередях стоят не только «гости» из Средней Азии? Хотя и они таких комментариев не заслуживают, работая на не самых престижных работах, на которых коренные жители работать не хотят, видите ли не Комильфо и моветон. Просто зажравшиеся лентяи, тьфу.
Как думаете, мне как человеку, получившему высшее образование в Томске, и решившему получить вид на жительство для работы законно и по специальности, делая вклад в развитие региона, приятно видеть подобные комментарии? Не говоря уже о том, что тут моя историческая родина, и я имею полное право получить необходимые документы».

Камила Тохтаходжаева: «Я лично стояла в очереди. Меня чуть не убили, я задыхалась в этой толпе, а люди вокруг вели себя как бараны. Они вообще никого не слушали. Когда их просили отойти на три шага назад, всем было плевать. Наоборот напирались на дверь, даже сотрудников не пускали.
Поэтому и вызвали ОМОН.
Когда мне стало плохо, и стала задыхаться, какой то мужчина из толпы крикнул, что девушке плохо, помогите, сотрудник ОМОН сказал: «сама виновата». Виновата, что меня родили на территории Казахстана… или из за того что пришла получать квоту?»

Но дальше Камила продолжает нечто противоречивое: «Никто ни у кого места рабочие не отнимает. На каждое рабочее место приходят несколько человек, работодатель, в свою очередь, выбирает наиболее сильного сотрудника. И если выбрали человека, который в свое время родился не на территории РФ, но оказался наиболее сильным сотрудником и наиболее компетентным, то вы называете это «отнять рабочее место»?»

Как так выходит, что человек с одной стороны озвучивает ультра-капиталистический штамп – говорит «работодатель выбирает наиболее сильного сотрудника», а с другой не видит, что именно такая, И НИКАКАЯ ИНАЯ установка советских граждан, согласных с «перестройкой-гласностью-ускорением», привела к тому, что она родилась в Казахстане? Ведь понятно, что если она по жизни действует с такой настройкой, то ее дети или внуки будут удивляться тому, что они родились в Томской области, а их не пускают в Москву или Новосибирск. Неужели такую связь невозможно проследить без подсказки со стороны?

Константин, который называет всех «зажравшимися лентяями» по сути делает то же, что и Камила. И выходит так, что вместо обсуждения реальной проблемы, которая существует с мигрантами в России и Томске эти люди приходят излить свои личные муки о том, как им плохо было стоять в очереди или как они стали жертвами распада СССР.

Означает ли это, что мы должны отвергнуть такие реплики, как ничтожные? Нет. Это нужно хранить как историю, потому что реплики лучшим образом демонстрируют травмы современного общества. И их нужно разворачивать, показывать, как избавляться от травм и устранять проблемы с мигрантами.

В-четвертых, дожать мигрантов электрошокерами и довести дело до ума – разные вещи. Сегодня чаще предлагали первое и вообще не говорили о втором. Допустим, первый призыв понять можно, потому что проблема существует и ее не особо спешат решить, ограничиваясь квотами и дубинками. Там, где не сработают квоты, отлично справятся дубинки. Но любое подобное обострение говорит лишь о консервации проблемы, а не о ее решении.

Что может быть решением?

1) Необходимо проанализировать реальную потребность региона в мигрантах (трудовых, образовательных и так далее). Разобраться, кто реально и в каких отраслях нужен Томской области. Понять, почему собственная система подготовки кадров не работает, раз постоянно возникает вопрос о необходимости принимать мигрантов. Попытаться сначала решить вопрос на уровне подготовки своих специалистов. Все данные сделать доступными для широкой общественности.

2) Провести региональное совещание с привлечением представителей широкой общественности, экспертов и диаспор. Совместно проанализировать круг накопившихся проблем и полученные на первом шаге данные. Проанализировать результаты, полученные ранее различными структурами, которые создавались по майскому указу президента «Об обеспечении межнационального согласия».

3) На основании реальной потребности региона выработать четкий план, какие специалисты-студенты-переселенцы нужны региону. Вырабатывать квоты конкретно под них с подтверждениями из заинтересованных вузов, предприятий и организаций. Если таких подтверждений не будет, то мы вернемся к сегодняшней ситуации – принимаем в регион наобум и абы кого – тех, кто придет в единый миграционный центр и запишется в очередь.

Дальше вопрос к читателю: волнует ли описанная проблема вообще? Полагаю жителям Томска вполне по силам организовать круглый стол, на котором обсудить положение дел в регионе и предложить повестку для гражданской работы. Хотелось бы понять, готовы ли граждане выйти за пределы комфортного контактика и начать серьезную работу.

Оставайтесь на связи. Вместе победим!

Читайте также:
Борьба с мигрантами в Томске. Придуманные проблемы

Комментариев: 1 “В Томске выстрелила история с мигрантами”

  1. Вячеслав:

    Таких случаев, проблем с мигрантами становится всё больше в стране, где выход, вряд ли «большие люди» не знают, но проблему миграции решать в положительном ключе просто невыгодно им.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *