Как бы вы охарактеризовали гражданское общество?

Несколько соображений по поводу гражданского общества и роли идеологии в нём. Вы никогда не задумывались о приоритетах в этой связке? Проще говоря, что первично — гражданское общество или идеология?

Вопросы эти возникли не сразу, и даже сейчас, когда сделан первый шаг к пониманию всей глубины вопросов, я не уверен, что последует второй и последующие шаги. Я поясню: невозможно безответственно копать вглубь, выискивая лишь то, что хочется найти. Нужно рассмотреть широкие пласты, залегающие в глубине, учесть ряд смежных тем и только потом, осторожничая, сделать выводы, которые не будут противоречить множеству элементов, наблюдаемых нами в реальности.

Этой публикацией я предлагаю поучаствовать в длительном онлайн-эксперименте, который мы проведем путем исследования материалов и мониторинга сюжетов, относящихся к гражданскому обществу. Причина, которая побудила меня начать этот разговор, состоит в следующем.

Иногда мне кажется непонятным, почему хрупкий росток под названием «гражданское общество» толкают на борьбу с терроризмом. Не нужно понимать это буквально — смысл заявлений на самом высоком уровне сводится к тому, что у гражданского общества есть «ценный опыт и навыки работы по искоренению условий, способствующих распространению терроризма». Формулировка взята мной из отчета о совещании в ОБСЕ, посвященного этому вопросу. Примерно в таком же виде мы часто слышим заявления из уст наших политиков.

Я понимаю, почему они говорят это, как будто под кальку. Приняты международные документы, в соответствии с которыми Россия взяла на себя ответственность вести борьбу с терроризмом. В этих документах содержатся нормы, которые необходимо выполнять. Например, в целях борьбы с экстремизмом и терроризмом создать условия для развития гражданского общества.

Этим и занимаются чиновники. Ведь они берут и натурально пытаются что-то делать. К примеру, у нас в Томске пытаются соорудить 1) дружбу народов; 2) экспертные советы; 3) социальные проекты. Хорошо или плохо у них это получается — вопрос третьего порядка, здесь он нас не интересует. Я лишь показываю алгоритм, благодаря которому международные механизмы работы с гражданским обществом просачиваются в самую глухую провинцию.

И теперь, когда мы понимаем, что это всё делается, давайте вернёмся к главным вопросам, заданным в начале. Ведь если мы заявляем, что одной из целей гражданского общества будет профилактика экстремизма и терроризма, то для этого должна быть идеологическая надстройка. Для этого достаточно взглянуть на радикальных фанатиков на ближнем востоке. У них вместо идеологии выступает их черная сектантская религия. Они, хоть и безумны, но сплочены ей настолько, что готовы погибнуть ради высшей цели.

В России до подобных крайностей ещё не дошло, хотя здесь нужно сделать оговорку. Нет большой разницы между крайним экстремизмом и провинциальным попранием прав граждан. Это всего лишь градации серого и вчерашние «попратели прав» и «оскорбители чувств граждан» легко станут террористами, потому что цель у них такая. Поэтому мы не имеем права рассуждать о важном в полутонах.

Становится понятно, что мотивы создания гражданского общества не такие однозначные. С одной стороны, его конструируют извне (на международном уровне) для достижения собственных политических целей. И поэтому для России это навязываемый симулякр. С другой — у нас действительно есть «проблема, парни», которую как-то надо решать. И потому деятели в высших эшелонах власти озабочены тем, как строить гражданское общество эффективнее. С третьей стороны — многие хотят процветать и зарабатывать на своем участии в важном государственном деле. Коррупцию, взяточничество и зарабатывание политического капитала при строительстве гражданского общества никто не отменял.

Из трёх названных мотивов, меня интересует только второй.
Вот эта самая «проблема, парни» возникает из необходимости противопоставить ДОСТАТОЧНЫЙ гражданский механизм, который позволит эффективно противостоять современным вызовам. И это не только терроризм. Есть неразрешимая сложность со сменой элит в стране. Устранение нынешней буржуазно-криминальной элиты подчистую повергнет страну в хаос, а новая элита должна возникнуть в качественно иных условиях. Как это возможно провернуть без гражданского общества? Никак.

Эти вопросы подвели меня к мысли, что государственная идеология первична по отношению к гражданскому обществу, а само гражданское общество не может быть идеологией государства. Сейчас можно встретить высказывания, что новой идеологией России становится то религиозное гражданское общество, то толернантное гражданское общество, то советское. Всё это искусно замешивается в единый коктейль и затем подаётся как «химера государства Российского».

Подобные провокации удаются только в том случае, если человек уверен, что идеология вторична по отношению к гражданскому обществу, да и к реальности в целом. И эти провокации нужно старательно обходить стороной. Их цель заключается в том, чтобы отпугнуть граждан от любой идеологии вообще, снизить интерес к погружению и тем самым остаться на периферии.

Всё становится на свои места, когда первичной становится идеология, а затем она ложится в основу создания гражданского общества. В этом случае оно сможет противостоять главным вызовам современности. О том, какой может быть новая идеология России мы обсудим в следующих публикациях по этой теме, но пока могу сказать что идеология должна формироваться в интересах народа.

© 2014 Сабой Онлайн | Как бы вы охарактеризовали гражданское общество?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *