Неизвестная война #2. Маршал Жуков

Несмотря на менявшуюся часто конъюнктуру в рядах Советской армии после Великой Отечественной Войны, тем не менее, в памяти русских в качестве величайшего полководца войны отложился Георгий Константинович Жуков (1896-1974), маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза и еще много кто, если взглянуть на иконостас на его груди на парадных фотографиях. Герой, практически символ войны, прославленный стратег, во время правления Хрущева Жуков попал в опалу, и был благополучно задвинут на пенсию, результатом чего появились его не менее знаменитые мемуары «Воспоминания и размышления», написанные, конечно же, в соавторстве. Думается мне, будь все не так плохо с его карьерой, то никаких бы «воспоминаний» Георгий Константинович не оставил бы потомкам.

Маршал ЖуковПотомки же, как часто бывает, совершенно некритично воспринимают эти мемуары и считают их чуть ли не самым достоверным свидетельством о прогремевшей десятилетия назад войне. К слову сказать, мемуары такая вещь, что, если взять воспоминания двух генералов, положить рядом и сравнить, то покажется, что эти товарищи воевали в две разные войны, которые почему-то назывались одинаково, настолько они противоречат друг другу, разве что за исключением благоговейных ссылок «архив МО СССР», долженствующих показать истинность слов автора.

Но не будем о мемуарах, поговорим о самом Жукове. Его выдвижение, в общем-то, типично для той эпохи. Чистка армейских аппаратов в конце 1930-х годов выплеснула на поверхность ту рыбешку, что плавала помельче. Бывшие командиры полков стали командовать армиями, бывшие командиры кораблей – флотами, и так далее. Не исключением стал и Жуков. Волей случая попавшийся на слух Сталину во время конфликта у Номонхана (река Халхин-Гол) и, по меркам того времени, удачно разрешивший его, командир корпуса Жуков быстро пошел в гору и, по состоянию на 22 июня 1941 г, стал начальником Генерального штаба РККА.

За свое короткое нахождение на этом посту Жуков успел сделать много – в частности, немцы дошли до границ Ленинградской области, захватили Смоленск и остановились у стен Киева. Его, конечно, оправдывает тот факт, что все промахи и фатальные ошибки начала войны были следствием существовавшей тогда военной доктрины, предусматривающей «молниеносный разгром врага на его территории малой кровью». Опыт показал, что, несмотря на готовящееся превентивное наступление (есть мнение, что Германия опередила СССР на какие-то 2 недели), врага пришлось бить 4 года на собственной территории методом заваливания трупами амбразур пулеметов.

Памятник Жукову на Манежной площадиЧитая мемуары Жукова, невольно отмечаешь его создаваемое им же самим амплуа как неожиданного спасителя, мудрого советчика, этакой важной константы в стратегическом планировании РККА. Сакраментальная фраза «Фигаро здесь, Фигаро там!» вполне применима к Жукову, если принять его точку зрения. Он спасал Ленинград, остановил врага у Москвы, планировал Сталинградскую битву, разгадывал замыслы коварных немецких генералов и, наконец, чуть ли не самолично взял Берлин. Универсальный полководец на все случаи жизни. Возвращаясь к мемуарам: если читать не только мемуары Жукова, но и других генералов, то кажется, что все они страдают крайней забывчивостью, Жуков пишет, что на таком-то совещании он был чуть ли не главной персоной, а остальные, в общем-то, не упоминают наличие «главной персоны» на совещании. Но это уже вопрос личной честности.

После Жукова в солдатский фольклор прочно вошли (оставшись, конечно же, в фольклоре, поскольку от такого вся военно-историческая братия возопила бы в ужасе) два выражения. Первое – это «Жуковская трехлинейка». Не вдаваясь глубоко в вопросы тактики, поясню, что это метод непрерывного наступления на сильно укрепленные позиции противника в три смены: одну выбивают, заступает вторая, первая идет на пополнение, и так по кругу. Второе – «закон Жукова», выведенный, правда, уже в постсоветское время. Закон гласит, что во время военной операции, которой руководит Жуков, приходится 8000 (восемь тысяч) человек в качестве безвозвратных потерь. В день. Средняя операция длится по времени 10-14 дней, умножьте и сосчитайте (это, опять же, к вопросу о 27 млн. погибших). В качестве контрпримера может служить жалоба генерала Манштейна, который в период операции в Прибалтике 1941 г. командовал танковым корпусом, тот самый Манштейн, «многократно битый» Жуковым (видимо, фельдмаршалом Манштейн стал как раз потому, что был часто бит), что в результате неправильного использования танковых войск на неподходящей для этого местности, людские потери в трех его дивизиях за прошедшее время достигли «уже 600 человек». Неясно, отрезок времени имел ввиду немецкий генерал, но ясно, что это уж точно не один день, не говоря уже о разительном отношении потерь.

Послушаем мнение коллеги, Маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова (1904-1975):

«Не зря Сталин послал его в Ленинград вместо Ворошилова, и он, применив там силу, справился! Ведь он расстреливал там целые отступавшие наши батальоны! Он, как Ворошилов, не бегал с пистолетом, не водил сам бойцов в атаку, а поставил пулеметный заслон – и по отступавшим, по своим! Но скажу, что на его месте я точно так же поступил бы, коли решается судьба страны»

Владимир Бешанов комментирует этот фрагмент:

«Из сказанного можно предположить, что с фронта, бросая оружие, бежали целые батальоны, а верный присяге Жуков пулеметными заслонами «возвращал войскам уверенность» и «спасал страну». На самом деле, так расстреливали остатки частей, отходивших после очередной неудачной самоубийственной атаки на какой-нибудь бугор. Не зря писатель-фронтовик Виктор Петрович Астафьев в переписке с писателем В.Л.Кондратьевым назвал этого «полководца победы» «браконьером русского народа»…

Воспоминания бывшего коллеги, несмотря на их восторженный тон, показывают страшную тайну, что была скрыта на десятилетия советскими военными историками, а именно: КАК МЫ ВОЕВАЛИ.

Ну и, подводит своеобразный итог – спустя 60 лет – Веллер, правда в рамках дискурса о мифологизации социокультурного пространства:

Бездарный и беспрецедентно жестокий маршал Жуков не оставил после себя ни одной сколько-то самостоятельной и ценной военной мысли, не спланировал и не провел операции, где хоть какую-то роль играло военное искусство, переигрывание врага полководческим умением. Только подавляющим преимуществом в живой силе, технике, боеприпасах, топливе. Только гибелью своих солдат многократно большей, чем у врага. Бесспорно умел одно: беспощадно добиваться исполнения любых приказов, невзирая на любую бессмыслицу и кровь. Но России нужен великий полководец в выигранной войне! Сознанию народа нужна персонификация славы! И вот стоит конный памятник Жукову на Манежной. Ибо в структуре социокультурного пространства необходимо конкретизировать этот знак.

Список используемой литературы:

1) Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления.
2) В.В. Бешанов. Ленинградская оборона.
3) В.П.Астафьев. Прокляты и убиты.
4) М.И. Веллер. Кассандра.

© 2014 Сабой Онлайн | Неизвестная война #2. Маршал Жуков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *