Журналистика — это искусство работы со словом

Продолжение темы Изборская модель журналистики в России, часть 3.

Максим Шевченко:

Что касается меня, то я выступаю за свободу слова, свободу религии; это основополагающие вещи. За свободу предпринимательства; допустим я считаю, что банковский капитал должен быть подчинен интересам нации от лица, которым в данном случае выступает государство. Поэтому ответ на вопрос «как описывать политическое пространство» зависит от Ваших взглядов. Любите власть — пишите, что любите; не любите — пишите, что вы не любите власть.

Только я запрещаю своим журналистам в интернет-портале «Кавказская политика» (kavpolit.com), которым я очень активно занимаюсь… Мы достигли серьезных результатов, при нем создана Школа молодого журналиста. Целый регион, юг России, в котором выяснилась острая нехватка журналистских кадров… Во всех СМИ, которыми я когда либо руководил запрещены три вещи: кого-либо оскорблять лично. Критикуйте, но не оскорбляйте. Оскорблять народ и оскорблять религию. Я запрещаю эти три вещи. Во всем остальном — ищите слова, высказывайтесь, ищите формулы описания (как тут не вспомнить моё сила написанного слова больше сказанного слова).

История русской политической мысли и публицистической мысли от правого фланга с Достоевским и Катковым до левого фланга с Писаревым и Лениным, который был великим публицистом, показывает нам возможность работы со словом. Журналистика — это искусство работы со словом, поэтому я противник какого-то единого хора или, как знаете единого хорохория «да здравствует власть» или «долой власть». Наша разница взглядов, если она существует в интересах России и в интересах её нации, является нашей силой, а не слабостью. А единство взглядов, навязанных сверху, является безусловно слабостью, в этом я уверен. Поэтому я люблю «Эхо Москвы», хожу и спорю с коллегами на радио «Эхо Москвы», огорчаюсь там. Но знаю, что «Эхо Москвы» заступится. Я член Совета по правам человека и много раз было: я звоню на информ-службы Эха и говорю «вот такой-то человек позвонил, его похитили» и ребята всегда дают в эфир. Это настоящая журналистика, хотя мировоззренчески у нас битвы непримиримые совершенно. Но есть человеческая позиция, а есть позиции совсем иные.

Сергей Салыгин:

Максим, вот такой вопрос был. Алексей Митрофанов предложил на прошлой неделе создать ещё один орган по надзору за СМИ по типу информационного совета. И, в качестве административных мер — до 10 млн рублей штраф журналисту, который опубликовал неверную информацию или предвзятую, 45 миллионов — это штраф редакции. Ваше отношение к этой инициативе? У нас мало органов, которые контролируют? Есть реально в этом необходимость?

Максим Шевченко:

Пусть сначала Алексей Валентинович извинится перед Юлией Владимировной Тимошенко, которая сидит в тюрьме, за то, что когда-то он снимал п~рнофильм про неё, а потом я буду всерьез обсуждать его инициативы в информационной сфере. Пока он не извинился публично, он для меня п~рнограф, а не депутат и не журналист. А п~рнографы не могут диктовать как и что им писать. Это умный человек, интеллектуал, но пусть он раскается в своих предыдущих ошибках, которые были не политическими, а эстетическими.

Политические ошибки можно совершать, но журналист не имеет права участвовать в таких вещах, в каких участвовал он. После этого он теряет право говорить что-либо. Мы все рискуем именем и жизнью зачастую. Сколько убито журналистов в России? У меня вот друга Хаджимурата Камалова, главного редактора «Черновика» застрелили в Дагестане на пороге редакции. За что? За то Хаджимурата сказал министру внутренних дел Дагестана «ты вор и убийца, я докажу, что ты преступник». При всех сказал, при Президенте Дагестана. понимаете? Его ненавидела местная криминальная элита. Поэтому он убит, весь Дагестан знает, кто заказчик, но эти высокие заказчики не будут посажены. Мы уверены в этом. Поэтому что мне слушать Митрофанова. Кто он такой для меня? Я лучше послушаю моих дагестанских коллег. Я лучше вас послушаю, ваше мнение по этому поводу для меня важнее, чем мнение Митрофанова.

Так как интервью довольно объемное, оно разбито на несколько смысловых частей. Продолжение можно найти по следующим ссылкам:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *